В любой стране путешественнику придется непросто и непонятно без какого-то краткого понимания ее истории. Так как весь облик страны, ее достопримечательности, культура и архитектура не будут восприниматься и пониматься должным образом. История Ливана – тема необъятно большая и невероятно интересная! Поэтому нам придется говорить буквально обо всех известных периодах Древнейшей, Древней, Средневековой, Новой и Новейшей эпох. Культура зарождалась как минимум в 6 тысячелетии до н.э. в виде рыбацких поселений на береговой линии (которая тогда вдавалась намного глубже в материк. Именно об этом свидетельствуют раскопки остатков поселений эпохи палеолита в Библе (Byblos), что примерно в 30 км севернее Бейрута – столицы Ливана.

Остается только поражаться, как такая миниатюрная страна, претерпев историко-культурные потрясения, сотни раз переходя из-под владычества одной цивилизации к другой, сумела при этом сохранить единство языка, обычаев, кухни и целостность характера ее коренных жителей.

История Ливана
История Ливана

Более-менее узнаваемые черты истории появляются значительно позже, во времена библейской страны Ханаан (Canaan). Именно так в христианских источниках называли край древних кораблестроителей и торговцев, основателей содружества приморских городов Финикии: Тир (Thyr), Сидон (Sidon, Sayda), Бейрут (Beiruth), Триполи (Trablos).

В период между 16-12 вв. до н.э. эти талантливые предки современных ливанцев создали прибрежное судоходство. Скорее всего, этому способствовало наличие прочной древесины ливанских кедров, из которых можно было строить сильные и устойчивые корабли для покорения неспокойного Средиземного моря. Именно моряки ханаанской «Одисеи» научили человечество использовать в корабельном деле Полярную звезду, а затем и другие маятники ночного неба для прокладывания верного пути. Есть предположение, что именно они придумали и первые маяки. Подобный прорыв от рыбацких лодок к многотонным кораблям, ходившим вдоль побережья и со временем достигавшим границ современных Туниса, Алжира, Марокко и даже Испании, сравним только с Великими Географическими Открытиями конца 15 – начала 16 вв, а в наше время — с полетом человека в космос.

Не только инженерными навыками славились финикийцы. Разнообразные ремесла, из которых наиболее славились стеклодувное мастерство и искусство окраски тканей сделали их желанными гостями в отдаленных портах древнейшего мира. Кстати, с тканей все и началось…

Само название страны Финикия, или Ханаан на древнегреческом и арамейском – не было самоназванием. Оба наименования означают – край пурпура. Пурпур – особо яркий оттенок красного цвета, получаемый естественным путем из мяса моллюска иглянки, который обитал в древнейшую эпоху именно рядом с этим побережьем. Сохранилась легенда, записанная во всех ливанских учебниках по истории, о том, как некие Амир и Амира прогуливались по берегу моря в сопровождении собаки. Любопытное животное нашло раковину умершего моллюска и засунуло внутрь морду (видимо, чтобы понять причину отвратительного запаха). Каково же было удивление влюбленных, когда после этого собачья морда оказалась окрашена в пурпурный цвет! Интересно, что до наших дней в Баальбеке – главной античной сокровищнице Ливана – сохранились так называемые «красильные бани» – каменные комплексы, предназначенные для обработки моллюсков и дальнейшей окраски ткани, а также и закрепления цвета.

В ходе завоеваний Финикия (а именно царица Тирская) основала древний Карфаген (положив начало современному Тунису). Далее, в разные времена территория Ливана находилась под владычеством и влиянием Древнего Египта (настолько сильным, что даже официальный язык найденных документов той эпохи – древне-египетский), затем Ассириийского и Персидского царств, Древних Греции и Рима, даже великого Армянского царства. Язык, на котором говорили жители, принадлежит к семитическим языковой семье, общей для многих современных языков огромного региона.

Непосредственно перед приходом Арабского халифата в 6-7 вв н.э., ливанские земли находились в руках Селевкидов. Надо сказать, что еще до начала эры Ислама, даже сам пророк Мухаммед, будучи подростком, приходил в торговом караване своего дяди на территорию современного Шама (так арабы традиционно называют общую территорию Сирии, Ливана, Палестины и Иордании), а также город Дамаска (по-арабски «Демашк»). И он, и другие купцы любили край за гостеприимный и гармоничный характер его жителей. Интересно, что в Сирии популярна метафора, описывающая характер ее людей – жасмин (или «ясмин»), являющаяся также красивым арабским женским именем. Очень сладкие масляные духи из жасмина всегда были популярны как среди женщин, так мужчин (особенно поколения наших дедушек).

Маслянистые духи Жасмин
Маслянистые духи Жасмин

А сравнение характера людей с этим ароматным и ярким чисто-белым цветком отражает искренность и удивительную теплоту, чувствительность, мягкость и именно «сладкость» характера обителей прежде всего Сирии и Ливана – именно здесь душными июньскими ночами и благоухают кусты жасмина.

Позже пророк Мухаммед даже попросил у Бога благословения на эти земли (не упомянув, например, ни Египта, ни современных Ирака с Ираном). Относиться к подобной истории можно как угодно, но определенная благословенность этих земель испытывается почти всеми, кто когда-либо здесь оказывался. Кроме того, это доказывается и тем, например, что будучи сейсмической зоной, Ливан никогда не подвергался катастрофическим разрушениям от естественных стихий, т.е. землетрясений (которые случаются здесь практически каждый год, но с довольно низкой амплитудой), наводнений (хотя в периоды осенне-зимних ливней на улицах приморских городов даже джипы периодически ездят с полностью покрытыми водой колесами, а штормовые волны выкатываются далеко за набережную на проспект, и могут даже ненадолго «подхватить» проезжающую легковушку, оползней или ураганов (хотя в зимнее время над морем можно часто наблюдать потрясающие яркие экспозиции из двух и даже трех полных радуг, и одновременно – образующиеся смерчи, «танцующие» где-то у линии горизонта. При сильных штормах, случаются ураганы, которым дают индивидуальные названия (последний, 2015 года, получил женское имя Зена). Но и такие стихии грозят не более, чем порванными брезентовыми занавесками на балконах и кое-где поваленными деревьями.

Однако если природа и пощадила этот край, политических коллизий избежать ему не удалось, и кульминацией стала война 1975- 1990 гг. ужасающая по количеству разрушений, гибели людей и примерам холокоста, сравнимых со зверствами гитлеровских нацистов. Война стала водоразделом между периодом процветания Ливана, получившего в конце Второй Мировой войны независимость от Франции, в колониальной зависимости от которой он находился с 1915 года, когда и был административно отделен от Сирии.

До войны, которая началась из-за скопления в стране палестинских беженцев, которые отсюда совершали нападения на Израиль, и последующего политического разделения населения по Палестинскому вопросу, Ливан был культурно-экономической жемчужиной арабского мира – положение, в котором сегодня находится Арабские Эмираты. Именно тогда появились псевдонимы Средиземноморская Швейцария и Восточная Франция, потоки туристов из стран Персидского залива тянулись именно сюда летом, чтобы отдохнуть на частных виллах в прохладе гор и позагорать на солнечных пляжах, а зимой – дабы пощупать настоящий снег, а еще и покататься на горных лыжах.